путник1956

«Это просто чудо, просто лето, у Земли…»

10 сообщений в этой теме

«Это просто чудо, просто лето, у Земли…»
Сказ о ПВД с купанием в четырёх реках в трёх частях с прологом и эпилогом.

Нитка получившегося маршрута: Тула - Мясоедово - шахта №21 - Огарёвка - Пирогово - Северный - Плёсы - Красная Слобода - Верхоупье - Победа - Истленьево - Лебяжье - Баскаково - Дворики - Пруды - Красные Буйцы - Муравлянка - Епифань - Люторичи - Донской - Новомосковск - Шварцовский - Шатск - Тула.
http://maps.yandex.ru/?um=azc8emf68zFIiGEW...amp;l=sat%2Cskl
Дата: 13 – 15.07.2012 г.
Пробег и время педаляжа: 352км и 22ч 53м
Фото: https://picasaweb.google.com/10043993802566...feat=directlink

Пролог
(из которого становится ясно, что «…Им овладело беспокойство, охота к перемене мест, весьма мучительное свойство, немногих – добровольный крест…»)

«Ах, как хочется в синий лес;
Ах, как хочется в тёмный бор…»

Зудело… Зудело вторую неделю… Зудело у Путника. Зудело у Вела.
Вторую неделю нашим путешественникам не удавалось выбраться в покатушку на весь день. Ежедневные поездки на работу и пара вечерних покатушек – не то.
По большому счёту, зудело то ещё с начала сезона. В этом году по причине неотложности семейно-родственных дел ещё не получилось не одного ПВД! Наконец, предстоящие выходные складывались, как нельзя лучше.
Ещё в четверг вечером наши герои собрали нехитрые пожитки, по минимуму необходимые в ПВД, с тем, чтобы в пятницу оставалось, только изрядно поужинать, не забыть достать из холодильника сало и в путь.
Весь пятничный рабочий день у беспечного Путника прошёл в приятном предвкушении от предстоящей поездки, чего нельзя было сказать про Вел.
Трудяга Вел беспокоился. Дело в том, что ещё вчера, в четверг, на ежедневной дороге «на работу с работы» он умудрился поймать три дыры на два прокола. И это не «змеиные укусы». В одном случае «прокольщиком» оказалась металлическая ворсинка от асфальтовой щётки, в двух других – не отрекомендовались. Не хотелось бы подобного повторения и в день отъезда. Обошлось.
Конечно, можно назвать Путника и проглотом, но предназначение этого домашнего ужина больше заключалось в том, чтобы и на следующее утро, не очень то думалось о снеди.
Как, не старались наши герои, но всё же своё путешествие начали немного позже намеченного срока.


Часть I.
(в которой путешественники стараются обогнать наступающую ночь)
День 1 (13.07.12 г. - 58км и 3ч 09м)

«Я буду долго гнать велосипед;
В глухих лугах его остановлю…»

Собственно, на этом эпиграфе можно было бы и закончить описание дня первого. Да, и днём то его назвать нельзя. Это всего лишь вечер, хотя и июльский, длинный. И за этот вечер задумывалось заброситься, как можно дальше, тем более, что не надо было думать об ужине, а катить и уже «упасть» там, где застанет полная темнота.
«Восточный обвод» встретил, на редкость, сильным боковым ветром и как ожидалось в этот час – сплошным потоком транспорта. Ветер плотно дул в правый бок, пытаясь снести упирающийся Вел в сторону проносящихся авто, а эти, как всегда, чадили и ревели. Ад.
Старина Вел, стараясь держать равновесие, заметно ложился на ветер. Старина Путник, стараясь ехать строго по прямой, и не позволяя себе никаких вихляний, как на станке, равномерно вкручивал, прилипнув к кромке асфальта.
По небу неслись угрожающего вида тучи.
«И откуда всё взялось. Ещё днём было тихо и солнечно» - подумал Путник, глядя в небо.
«Тебе то, что. Ты дрыхнуть и под дождём можешь. А, мне завтра грунты придётся месить, а скорее всего, на асфальт выползем» - пробурчал задира Вел.
У знакомых гаражей наших коммивояжеров поджидали две собачьих стаи: в начале и в конце подъёма. По внешнему виду нижняя стая выгодно отличалась высотой в холке и дородностью своих особей. Полностью уверенные в своём превосходстве они принялись за дело. От стаи отделился крупного вида индивид и резво бросился в сторону подъезжающих путешественников.
Осторожный Путник счёл благоразумным остановиться и поднять с дороги камень, любезно оставленный кем-то в столь нужном месте. "Оружие пролетариата" было, как раз того размера, что удобно ложилось в ладонь и в случае удачного броска, могло отрезвить любого агрессора.
Меж тем события развивались стремительно. Ретивый пёс, был настолько увлечён своим уже близким триумфом, что не заметил спускающийся по «встречке» жигуль и вернулся в реальность, только тогда, когда, каким-то чудом, выскочил из-под визжащих тормозами колёс. Ошарашено озираясь на удаляющийся авто, и ещё ничего не понимая, бравый предводитель стаи тут же, получил в филейную часть заветный булыжник, направленный заботливой рукой Путника. Окончательно сбитый с толку, незадачливый забияка, громко взвизгнув, стремительно ретировался в придорожные кусты. Его сотоварищи, уже готовые было разразиться шквалом аплодисментов в адрес своего героя, поспешно и сконфуженно последовали за ним.
"Вот тот редкий случай, когда "четырёхколёсный", весьма кстати, оказался полезным союзником", - констатировал ироничный Вел.
"Да, это всё из-за тебя. Это на тебя они бросаются, а отбиваться - мне", - в запале ответил неостывший ещё Путник.
"По отдельности мы не представляем для них никакого интереса" - заметил мудрый Вел.
Этот диалог мог бы продолжаться и дальше, но наши герои уже карабкались в злополучный подъем и вступили на территорию верхней стаи, встревоженной шумом, только что произошедшей возни.
Представители верхней стаи заметно уступали в габаритах своим соседям. Но, как и все карлики, обладали уязвлённым самолюбием и особо злобным показным нравом, что и сказалось на ходе дальнейших событий.
Мелкая, лохматая шавка, заливаясь истеричным лаем, неслась в полуметре от педали, пытаясь изобразить нападение.
«Соблюдает дистанцию. Видно, уже получала по ноздрям», - мониторил ситуацию ушлый Вел.
Путник же слегка наклонился и просто плюнул в настырную псину. Попал удачно. Прямо в нюх.
Псина сразу же смолкла, остановилась и обиженно замотала мордой.
«Ну, ты и верблюд! Ещё и слюна, наверное, ядовитая» - саркастически хмыкнул Вел.
«Да, ладно! Работаем в паре: ты выносишь, а я отбиваюсь всеми доступными способами» - ответил довольный Путник.
Наконец, миновав Скуратово, наши путешественники покинули шумный город и вступили в тенистую прохладу тихого асфальта на Мясоедово.
В Огарёвке вместе с асфальтом закончился и заброс. Всё дальше только грунты.
Путь до Пирогово хорошо знаком, и до наступления темноты надо было продвинуться по нему, как можно дальше. Грунтовки здесь отменные, укатанные до состояния нового асфальта. Но и светлого времени оставалось немного.
А вокруг… Пьянящий аромат перезрелой полевой клубники вдоль лесополосы, огромное гороховое поле, манящее сочными зелёными стручками.
Лето!!!
На горохе и зависли. Там же в гороховом поле проводили заходящее солнце. Закат в чистый горизонт предвещал хорошую погоду на завтра.
Как то сразу затих ветер, и небо на половину расчистилось.
Когда подъезжали к знакомому пруду за Сорочинкой, уже почти стемнело, и пора было выбирать место для ночлега. В голове у Путника вертелось несколько возможных вариантов.
Можно было просто сойти с дороги и «упасть» в ржаное поле, но, глядя в небо, не было полной уверенности в том, что ночью не пойдёт дождь. А, спать в мокрой ржи – как-то не уютно.
Можно было залечь среди деревьев на берегу этого пруда. В столь поздний час то он безлюден, но утром могут приехать рыбаки. Народ, по определению, нешумный, но всякие встречаются. Закон соло походов: ночевать совсем вдали от людей или уже на центральной площади. Да, и комаров у пруда будет много.
Рвануть до Упы и на спуске в долину в темноте не полюбоваться прекрасными видами … Это уже совсем не интересно.
Варианты хотя и вертелись в голове, но больше для развлечения, ибо Путник хорошо знал, что лучшее место для ночёвки – это достаточно продуваемая берёзовая лесополоса в чистом поле. И нежеланных «гостей» там не бывает, и комаров поменьше, и костёр гарантирован в любую погоду. И, уж совсем идеально – с восточной стороны, утром солнце быстро прогреет и высушит росу.
И такое место было по пути. К нему и направились.
Полянка на опушке оказалась удобной, с дороги не просматривалась, и уютной, покрыта мелкой травой, как на газончике. Утром росы будет мало.
Отойти ко сну, даже для медлительного Путника, – дело нескольких минут. Быстренько переодевшись в «ночнушку», он расстелил коврик, предварительно убрав из-под него ветки. Верный Вел был связан тросовым замком через берёзку и уложен рядом таким образом, чтобы его нельзя было стронуть, не потревожив самого Путника. Перед тем, как забраться в спальник, наш герой обильно смазал Дэтой лицо и кисти рук, комаров никто не отменял.
Всё. Спать. Редкие комарики, пытаясь пробиться через Дэту, обиженно зудели, но уже нисколько не мешали.
Перед тем, как окончательно погрузиться в объятия Морфея, по своему обыкновению, Путник попытался мысленно представить весь сегодняшний путь. Как всегда, это не получилось… Античное божество обладает неземной силой.
Лето! Тишина, звёзды над головой, ароматы июльского леса, сон…
Среди ночи наш герой всё же проснулся. Да, да, именно по той причине, что вы подумали. Над головой сквозь ветви берёз, нет, не светили, а ярко сверкали огромные звёзды. Солнце правильно садилось, дождя не будет, по-думал вновь засыпающий Путник.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Часть II.
(в которой путешественников всё время отклоняет к югу)
День 2 (14.07.12 г. – 115км и 8ч 40м)

«…Медленно цепь кручу;
Еду, куда хочу…»

По сюжетам жанра пастораль разбудить наших путешественников должно было петушиное пение. Но здесь водились совсем другие петухи …
«Да, что же это за сволочь то, такая орёт» - было первой мыслью пробудившегося Путника.
Действительно, даже наш герой, обладая богатой фантазией при полном отсутствии музыкального слуха, не смог бы назвать это пением. Истошные, трубно-лающие звуки, повторяющиеся с интервалом в десять секунд, оглашали тишину пробуждающегося леса и далеко разносились эхом. Низкая частотность и хрипловатый тембр этих воплей рисовали в воображении зверюгу внушительных размеров. По направлению звука было ясно, что эта скотина идёт прямо на них.
Память настойчиво подсказывала, что так орут самцы благородного оленя или косули, пытаясь заинтересовать противоположный пол или, наоборот, вызвать соперника на бой.
«И чего надрывается? Неужели не понятно, что в этом лесу никого нет, кроме нас с Путником», - посетовал рассудительный Вел – «Да, и то, не у кого из нас нет не малейшего желания спросонок вступать с ним в поединок, и уж тем более никто не претендует на его самку».
«Ну, да! Это, ты ему, сейчас сам расскажешь. Особенно интересно, откровения про самку будет послушать. Только говори погромче, я видео включу», - посоветовал окончательно проснувшийся деликатный Путник.
Меж тем этот козёл приближался и вот-вот должен был выйти прямо на пробудившихся компаньонов. Путник начал рыться в сумке в поисках фотика. Несмотря на всю свою бушевавшую страсть, этот аспид услышал шелест полиэтиленовых пакетов и счёл благоразумным стремительно удалиться, не прекращая оглашать лес своим лаем.
«Вот – это скорость! В несколько секунд звуки растаяли вдалеке», - с завистью восхитился знавший в скорости толк Вел.
Было уже светло. Несмотря на столь внезапное пробуждение, Путник отлично выспался и принялся за приготовление завтрака. Кругом было полно сухих берёзовых веток, костёр весело пылал, в котелке приятно булькали «5 Злаков». Чеснок без границ, сало и сгущёнка тоже ожидали своего часа.
Покончив с завтраком, путешественники покинули гостеприимную полянку и покатили вдоль опушки. Сразу же на краю леса были обнаружены заросли уже созревшей малины, которые вчера в темноте остались незамеченными.
«Ну, вот опять. Ещё и выехать не успели…», - недовольно ворчал рвавшийся в путь шустряга Вел, пока его компаньон поглощал спелые ягоды, ставшие изысканным десертом к завтраку.
За лесом коммивояжеры въехали в очередное гороховое поле.
«Да, когда же это кончится!», - теперь уже возмутился непоседа Вел, подгоняя Путника, поедавшего витамины на корню.
Длинный спуск в живописную долину великой тульской реки Упы, как всегда, порадовал прекрасными видами стрелки: места встречи Упы и Упёрты. Кто из этих двух «сестёр» мощнее, и больше, сказать затруднительно. В месте слияния выглядят одинаково.
По левому берегу Упы в обе стороны от Пирогово накатана «рыбацкая» грунтовка: вниз по течению - до Советска, вверх – до Верхоупья. Эти маршруты нашими путешественниками были пройдены ранее. Поэтому сейчас к истоку Упы намечалось выйти не её долиной, а напрямую – полями.
Спустившись к Упе, проныра Вел повернул направо и уверенно покатил по знакомой дороге вдоль лесополосы к уже видневшемуся вдалеке Пирогово. Над панорамой Пирогово нависал своей громадой, увы, заброшенный храм.
С окончанием лесополосы закончилась и благодать грунтовки. Хотя отсюда уже хорошо был виден памятный камень на краю усадебного сада, но чтобы добраться до него, необходимо было преодолеть метров двести свежевспаханного поля.
«Ничего не меняется, - пробурчал зануда Вел, – Всегда этот участок проходим вповоду. Сначала был бурьян, а в последние годы – пашня».
«Да, ладно тебе. Чай, не под штанами идёшь, не увязнешь», - успокоил его неунывающий Путник.
Так за непринуждённой беседой эти бродяги незаметно добрались и до камня.
Это сейчас камень оборудован, как памятник, с табличками, поясняющими, что именно здесь произошла историческая встреча Льва Николаевича с колючим растением, под впечатлением, от которой, и была написана повесть «Хаджи Мурат». Это же, как надо было наткнуться на колючку… Во все времена миллионы людей натыкаются на колючки, и ничего,… не пишут истории про непокорных горцев. Действительно, «глыба, матёрый человечище»!
Можно вообразить, каково было удивление Путника, когда три года назад выбравшись из бурьяна, он обнаружил эту скалу среди просторов полей среднерусской полосы. И спросить, по обыкновению российской глубинки, было не у кого.
Обогнув усадьбу, коммивояжеры спустились к роднику.
Родник в Пирогово – это один из любимых родников Путника. Колодец со сливом расположен у подножья усадьбы прямо на берегу Упы под огромным дубом. Рядом в трёх метрах из-под корней соседнего дуба вытекает другой, не оборудованный родничок. Обе струи тут же стекают в реку, где можно и искупаться. Есть скамеечка. В обе стороны – живописная долина Упы.
Красиво здесь!!! Не налюбуешься! Благотворно чувствуешь себя. Уходить не хочется.
Заправившись водой и искупавшись, двинули дальше.
Кстати, выше Советска вода в Упе чистая, прозрачная и мягкая по тактильным ощущениям.
Проехав Пирогово, покрутили в подъём из долины, а, обогнув небольшой лесок, оказались на перекрёстке перед вывеской, поведавшей о том, что это частное хозяйство, охота запрещена, и вообще, туда лучше не соваться.
Сквозь кусты проглядывала уютная полянка, любознательность взяла верх, и наши бродяги завернули прямо под вывеску.
На полянке оказалось пара жилых вагончиков, летняя печь, место для раз-делки охотничьих трофеев и не души.
Дальше полями путь лежал на Суры, но уверенности в обитаемости этой деревни – не было.
Июльские поля! Всё золотеет и наливается силой. Пшеница, горох, ячмень, рожь, овес,… разноцветье каких-то кормовых культур. Всё встретилось нашим путешественникам.
Июльские поля Среднерусской возвышенности! Это не бескрайние и плоские, как стол, поля Кубани и юга Украины с однообразным пейзажем. Наши поля поменьше и живописней. На наших полях всегда есть, за что зацепиться восхищённому взору: низенькие крыши деревень со шпилями колоколенок обязательно виднеются вдали, перелески и лесополосы чередуются с овражками и лощинами. Всё красиво, всё радует!
Июльские поля! Они, как нельзя лучше, подходят для велопокатушек. Ещё весной во время посевной грунтовки укатаны до состояния нового асфальта. А, сейчас, в июле здесь абсолютно безлюдно. Это недели через две-три, с наступлением страды, здесь станет пыльно и суетно.
И наши путешественники, окунувшись в атмосферу июльских полей, нет, не катили, а в полной мере наслаждались полётом, несясь к быстро приближающимся горизонтам.
Не за долго до пересечения с трассой Тёплое – Киреевск наши герои всё же проехали какую-то деревню, вернее то место, где когда-то она была. Эти характерные печальные квадраты бурьяна и крапивы, иногда под вязами – ни с чем не спутаешь.
Выбравшись на трассу и пока ещё не зная, в каком месте, вдали в южной стороне Путник разглядел перекрёсток. Других ориентиров не было, поэтому к нему и покатили.
С перекрёстка дальше по трассе уже видны были коровники какой-то деревни. И коровники, и этот старый грейдер, на который они свернули с трассы, показались знакомыми.
Ну, конечно! Были они здесь два года назад. Тогда берегами Упы эти скитальцы пробирались к её истоку. Взгляд в генштабовку. И всё понятно! В тех «июльских полях» наши герои всё же заметно отклонились к югу.
Конечно, отсюда можно идти знакомым маршрутом берегами Упы, но повторяться не хотелось. Поэтому наши коммивояжёры забросились по трассе до посёлка Северный и уже там ушли в поля.
На просторах заросших полей за Северным, по рельефу местности читалось, что в южной стороне, почти на горизонте идёт долина Упы. Грунтовка, по которой катили путешественники, хотя и на большом удалении, но шла параллельно этой долине. Периодически в сторону Упы отходили второстепенные грунтовки, разной степени наезженности. И, что забавно, вся эта картина совершенно не совпадала с генштабовкой и сулила, тем самым, интересную ориентировочную задачку: полями точно выйти на Верхоупье через Красную Слободу и при этом не уйти раньше времени в сторону Упы и не попасть на тупиковые «сенокосные дороги».
«Могли бы и навигатором обзавестись. Мракобесие, средневековье какое-то! То занесёт не ведомо куда, то плутаем в «трёх соснах», - потихоньку ворчал продвинутый реформатор Вел.
«Ты же первым закинешь подальше этого «поводыря».
- «Для того дорога и дана, чтоб души устройство не дремало…» - А, с ним и заснуть можно. Ведь все равно разбудит, выведет. А, где здоровый авантю-ризм, а где интрига в поиске пути. Не мракобесие средневековья, а романтика пилигримов и ПЕРВОПРОХОДНИЧЕСТВО. За эти и ходим!», - отвечал хорошо понятными для них обоих истинами неутомимый искатель приключений Путник.
И, конечно, они ошиблись, и свернули раньше, и дорогами, почти полностью заросшими теми самыми колючками великого писателя (а, ведь действительно вдохновляют, больно бьют по голым рукам и ногам) вышли к Плёсам, что ниже по течению, и только потом оттуда - к Красной Слободе.
На околице нашим первопроходцам встретилась ватага ребятишек, из раз-говора с которыми выяснилось, что они тут отдыхают у бабушек, что это действительно Красная Слобода, и что короткий путь на Верхоупье лежит через плотину деревенского пруда.
Всё ясно. Заправившись водой в колонке, компаньоны стали спускаться к пруду. Собственно, там дорога и закончилась. За высоким бурьяном, вольготно произраставшим на благодатной почве плотины, совершенно не просматривался дальнейший путь. По одинокому следу, оставленному в траве каким-то бедолагой, можно было догадаться, что даже в случае крайне нужды, сюда вряд ли кого затащишь.
«Ну, хоть не крапива», - констатировал флегматичный Путник, и смело прикрываясь верным Велом от всё же колючей местами травки, вступил в эти заросли.
«Ага, Вот так всегда! Как колючки, так я первый», - нудел потихоньку местами «железный» Вел, довольный оттого, что защищает своего местами мягкотелого друга.
В конце плотины их поджидал двухметровый ров с осыпающимися вертикальными глиняными стенками, послуживший видимо, для экстренного слива лишней воды. И на спуске, и на подъёме были заметны следы всё того же бедолаги.
Совершенно незлопамятный в миру Путник, почему то вспомнил юных следопытов. Их, правда: этот путь, действительно короток, но тернист, о чём по малости лет своих они и умолчали.
Верный Вел и здесь не подвёл и выступил в роли альпенштока.
Зато на противоположном склоне пруда наших проходимцев, в буквальном и лучшем смысле этого слова, ждала заслуженная награда: перезрелая, как варенье, клубника, изрядно их и задержавшая.
Характерными ориентирами Верхоупья, издалека видимыми со всех сторон, являются золотые купола храма и серебристые купола двух башен сельскохозяйственного назначения, очень похожие на «шары» крымских РЛС.
Уже не в первый раз разными путями пробирались они сюда, собственно, с одной целью: посетить исток главной тульской реки – Упы. И только однажды им повезло увидеть истечение Упы из истинного, географического истока. Находится он выше по лощине в полутора километрах от околицы Верхоупья и на местных диалектах называется Синие Камни. В этом месте долина окончательно выполаживается, сравнивается с окружающими полями, и чисто физически, выше уже не существует места, где может течь вода.
Июнь того 2009 года был богатым на дожди и грозы, и нашему краеведу посчастливилось увидеть здесь тоненький ручеёк, возникающий в высокой траве и текущий к верхнеупенскому пруду. В другие года, в зависимости от засушливости, Упа истекала в разных местах ниже по долине. Вот и в этот раз она начиналась у окраины села, перед новым верхним прудиком.
В Верхоупье у нашего героя было ещё одно дело: надо было купить молока на перекус. Ещё одна печальная обыденность современных российских сёл – немного найдётся хозяйств, держащих корову. Вот и здесь первые две встреченные селянки не смогли указать, где можно купить молока.
Следующими встреченными оказались двое скучающих «краснолицых», если не сказать хуже, Мирян, физиономии которых выражали некую озабоченность, а по окрасу оных нетрудно было догадаться, что их обладатели являются искушёнными почитателями, гораздо более крепких напитков.
Неугомонный Вел хотел было пролететь мимо, но всё же Путник решился справиться у них о молоке, рискуя тем, что преданные Поклонники Бахуса такой вопрос могут счесть за издевательство над их состоянием. Тем не менее, Ценители «чего погорячей», снисходительно отнеслись к «убогим», отвлекающих глупыми вопросами от их тяжёлых дум, и направили этих помешанных за угол соседнего дома.
Не пошутили. На лужайке у соседнего дома стоял стог сена, уже заготовленный на зиму, и отирались две коровы в ожидании полуденной дойки.
Приветливая Хозяйка коров заинтересованно осведомилась у уважаемых путешественников относительно температуры молока, какого желают: холодного или горячего. И это - в такую то жару.
Цена вопроса ещё больше удивила Путника, знавшего толк в молоке не по наслышке. За литр настоящего молока из-под настоящей коровы было запрошено всего 20р.
В рощице над истоком Упы, в тени огромной липы наш герой и поглотил свой обычный перекус, отягощённый литром молока. Но при вкушении яств, наш голодающий случайно заметил отсутствие винта закрепляющего левую стойку багажника у лежащего рядом Вела.
«Так вот в чём причина постороннего звука появившегося сегодня. Это стонал багажник, несущий только на одной стойке, хотя и не тяжёлый, но груз», - дошло до Путника.
Из подручных средств оказалась только нейлоновая стяжка, которой стойка была притянута к дропауту. Дальше во избежание неминуемой поломки багажника, надо было найти необходимый винт на пять в Верхоупье или рвануть в близкий отсюда Волово.
В селе у открытого гаража путешественникам встретился Селянин, возившийся со сварочным аппаратом. На проблему Путника он живо откликнулся, скрылся в доме и вскоре вернулся с двумя винтами нужного размера.
«Кулибин!» - с уважением подумал наш герой, немного побеседовал о жизни, горячо поблагодарил Селянина, продолжил путь.
Участок от Верхоупья и аж, до Красных Буйцов на Непрядве снова был первопроходческим.
В очередном селе с гордым названием Победа наш первопроходец осведомился у первого же встреченного Победителя относительно дороги в направлении Истленьево. Ответ был несколько удручающим: за селом после лощины дорога распахана, но можно попробовать потолкать по меже вокруг поля.
Можем и потолкать, тем более, что на горизонте, за чернеющим свежей пашней полем, неразлучные друзья, сверившись с картой, узрели водонапорную башню нужного села.
Но судьба, к этим бродягам, была благосклонна и на сей раз. По свежей пашне в направлении прямо на ту башню уже успели проехать несколько машин. Известным проходимцам этого было более, чем достаточно.
От Истленьего до Лебяжего, что уже на Красивой Мече, по перелескам и полям вилась приятная грунтовка с длинным спуском к реке и живописными видами её долины.
Двигаясь высоким левым берегом Мечи Путник зорко высматривал место, подходящее для купания, но так до самого Баскаково, где надлежало отвернуть от реки, ничего подходящего не встретилось. Даже в сёлах были илистые, топкие, заросшие высоким бурьяном или крапивой берега.
«Как же они тут живут, даже места для купания себе не оборудуют», - удивлялся любитель искупаться Путник.
Не долог был путь вдоль Красивой Мечи. Ниже Баскаково река уходила резко на юг, а нашим сотоварищам – в противоположную сторону, в долину Непрядвы, при этом обходя Волово с юга.
И всё же они сильно отклонились к югу и вместо деревни с интригующим названием Караси (интересно, обитателей этой деревни, так и зовут – карасями?) вышли на деревню с пугающим названием Крестищи. Крестов в этих Крестищах обнаружено не было. Зато встретилась водонапорная башня с щедро подтекающим, по известной российской безалаберности, вентилем.
Был уже скорее вечер, чем всё ещё день. С утра компаньоны шли на воде попутно заправляемой в один велобачок. Теперь же настала пора озаботиться запасом воды для ужина и завтрака.
От Крестищ, вкручивая по красивому грунту на восток, Путник в уме прикидывал: куда же он сегодня ещё успеет доехать. Конечно, до Непрядвы вряд ли, а вот М4 перевалить надо обязательно. На этом участке современные грунтовки опять не соответствовали генштабовке, и наши скитальцы снова вынуждено отклонились к югу и на М4 вышли, только в Сухих Плотах, что было уже за пределами их карты.
Сутки наши катальцы двигались по тихим и безлюдным грунтовкам, и теперь М4, с её несущимися и ревущими авто, показалась сущим адом: еле перешли по пешеходному переходу.
От Сухих Плотов известный лоцман Вел рванул в северо-восточном направлении, надеясь в скором времени снова зайти в карту. Ориентироваться было легко: всего лишь удерживать строго сзади заходящее на западе солнце. Путник же был занят высматриванием мест, подходящих для ночёвки. Места, конечно, были, но поглядывая на оставшийся угол захода солнца, максималист Путник хотел ещё проехать: сначала полчасика, потом ещё минут пятнадцать, но тут подходящие места и закончились. Потянулись глухие, неуютные, заросшие кустами и высокой травой тополиные посадки, пока наши спутники не въехали в какое-то село.
Тётушки, прогуливавшиеся по центральной заасфальтированной улице, пояснили, что это Дворики.
«Какое милое название», - подумал наш заплутавший первопроходимец, - «Но, совершенно, не соответствует реальности: дворы здесь большие и капитальные». Зато, генштабовка порадовала: эти Дворики значились в нижнем левом углу.
Село, в этот летний вечерний час, оказалось многолюдным и шумным: из открытых дворов слышалась многоголосица шлягеров всех мастей, то тут, то там носились весёлые ватаги малышни, группки молодёжи кучковались с намерениями провести вечер поинтересней, на лавочках сидели почтенные долгожители, по улице глиссировали отдыхающие миряне и торопящиеся на вечернюю дойку коровы. И это последнее обстоятельство, весьма обрадовало нашего известного ценителя всего молочного.
Став счастливым обладателем очередного литра молока по 25р, наш герой заторопился на выезд. До полной темноты оставалось совсем немного.
От Двориков в направлении Непрядвы шёл обычный разбитый асфальт, по-видимому, положенный ещё во времена оные. Километров через пять по полю к дальней лесополосе отходила грунтовка. Туда поспешно и свернули.
Лесополоса оказалась хотя и тополиной, но уютной: с восточной стороны, в меру продуваемой, с ковром низкой травы и множеством абсолютно сухих веток всех размеров. Повезло!
А, дальше в «ритме вальса»: распаковка багажа, «…весёлый рыжий чёрт сидит в моём костре, картошку он печёт и кашу варит мне…», вкушение ужина с распитием литровки молока, укладывание трудяги Вела, на «физию» Дэту, сам в спальник, как всегда, неудачная попытка мысленно прокачать весь ходовой день, сон… Занавес! Аплодисментов не надо, уже спим.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Часть III.
(в которой Путник понимает, что всего задуманного, пройти не успевает, но он обязательно вернётся и пройдёт)
День 3. (15.07.12 г. – 179км и 11ч 04м)

«Дорога, дорога, нас в дальние дали зовёт.
Быть может до счастья осталось немного;
Быть может - один поворот!»

Проснулись сами, с первым лучом солнца. Открыв глаза и повернув голову направо, отлично выспавшийся и абсолютно счастливый Путник увидел только что появившийся над жёлтым полем ржи алый краешек встающего солнышка. Праздник продолжается!
«Доброе утро! А, я давно тебя уже жду. Нам снова повезло: ничто не мешало, ни дождя, ни комаров, и погода обещает быть хорошей», - поприветствовал его неутомимый Вел.
В ответ благодарный Путник, выбравшись из спальника, сразу же смазал цепь своему другу и только потом принялся за обычные предотъездные дела в том же «ритме вальса», только с утренними вариациями.
Всё тот же разбитый асфальт очень скоро привёл путешественников к длинному спуску в красивую долину Непрядвы, спустившись в которую они оказались в деревне с названием Пруды. И действительно, дорога выкатила шустрый Вел прямо на плотину большого пруда с высоким шумящим водостоком.
У плотины первопроходцы несколько замешкались в выборе дальнейшего пути вниз вдоль Непрядвы. Здесь можно было пробираться непосредственно по правому берегу по грунтовке через пойменные сенокосные луга, что было бы, несомненно, красиво, но присутствовало опасение в том, что, в конце концов, эта сенокосная грунтовка окажется тупиковой. А, можно было уверенно двигаться полевой грунтовкой верхним краем долины или на некотором отдалении от неё.
В этом выборе, конечно, победа осталась за красотой. Истинный её ценитель эстет Вел решительно завернул на береговую грунтовку, предоставив своему другу возможность, в полной мере насладиться прекрасными видами извилистой Непрядвы.
Идеального грунтового качества дорога, повторяя излучины реки, поднималась и снова спускалась в заливные луга и на большой скорости неслась под колёса неутомимого Вела. Свои ощущения от движения на этом участке восхищённый Путник мог выразить только в три слова: полёт над Непрядвой.
Но любой полёт имеет обыкновение заканчиваться. Не миновала сия участь и наших пилотов. Через пяток километров накатанная грунтовка отвернула вправо, видимо в сторону трассы, а в нужном направлении по краю долины зазмеились две разухабистых колеи, которые вскоре уперлись в ограждение с грозным табло: «Частная собственность…», ну, и дальше, вы, знаете. За забором в примыкающей к Непрядве лощине блестела полоска длинного пруда, и на крыльце вагончика на пару скучали длиннющий, подобный жерди, Караульный и здоровенный лохматый Алабай.
«Хорошо им сторожить: один издалека всё видит, другой… - вообще из одних достоинств», - констатировал пройдоха Вел.
«Ага, а в пруду, наверное, рыбку разводят… Для этого монстра», - предположил наивный Путник.
На вопрос, а как же дальше, Караульный лениво указал направление объезда. Сонный Алабай, вообще, не удостоил этих убогих своим вниманием, чему сотоварищи были и рады, и благодарны ему одновременно. Продолжать же светскую беседу дальше, в данной ситуации компаньоны сочли неуместным и опасным занятием: тонкое устройство чувств кудлатого Алабая могло не выдержать витиеватость изысканных оборотов речи наших «светских львов» и…!!! Нет, нет, что вы: забора эта туша, даже не заметит.
Слева от забора в указанном направлении в коридоре высокой травы, видимо, такими же горемыками, как и наши скитальцы, были протоптаны две колеи, которых путешественники, заворожённые видом среднеазиатского сфинкса, сразу и не заметили.
Колеи спускались в глубокую лощину, поднимались по её противоположному склону и тянулись дальше по верхнему краю долины реки, лишь иногда, спускаясь в пойменные луга, откуда и вывозилась по этой дороге скошенная трава. Окрестные виды – просто непередаваемые. Большие и малые излучины красавицы Непрядвы, светлые берёзовые рощицы по склонам долины, зелёные ковры заливных лугов: не оторвать восхищённого взгляда.
Хотелось искупаться, но гигантская трава на всём протяжении густыми зарослями покрывала высокие берега, не оставляя ни малейшего шанса по-добраться к воде.
«Да, эта дорога явно не рыбацкая, а сенокосная, что, собственно, только увеличивало вероятность оказаться тупиковой», - тревожился рассудительный Вел, с некой долей сожаления посматривая на укатанную грунтовку, тянувшуюся от самых Прудов по противоположной стороне долины.
Но постепенно колеи становились всё накатанней, и наконец, коммивояжёры въехали в жилую деревню Подгорская, в которой они надеялись найти мост или брод, чтобы всё-таки перебраться на грунтовки левого берега.
По обыкновению, жителей видно не было. Зато, весьма кстати, наткнулись на родник, стоящий прямо у дороги: и умыться, и воды набрать.
«Родники России!»... Часто звучит из телевизора эта замыленная, фальшивая, рекламная фраза. Но наши путешественники, хорошо знали настоящий истинный смысл этих двух слов. После продолжительного вкручивания, в жару, нет ничего желанней и приятней, чем набрести на родник с чистейшей ледяной водой. Журчание серебристой струи завораживает слух, хрустальная прозрачность, с переливающимися на солнце бликами очаровывает взор, вкус живительной воды… Описать невозможно, только побывать лично и постигнуть всё это великолепие.
В конце села дорога сделала поворот к реке, нырнула в прозрачные воды и круто взметнулась на высокий противоположный берег. Непрядва довольно широко разлилась в этом месте. Оценив глубину брода и размер камней, густо рассыпанных по дну, рачительный Путник посчитал, что в седле преодолеть его вряд ли получиться. Да, и вообще, берёг он своего друга и всегда избегал купания педалей и роликов заднего переключателя. Про камни, устилавшие дно брода, нельзя было сказать, что это гладкие булыжники мостовой, прогулка по которым, доставит удовольствие. Но и мочить кроссовки наш герой тоже не хотел. Поэтому в одних носках, подняв Вел повыше, он спокойно прошлёпал к противоположному берегу.
Прохладная вода Непрядвы приятно холодила разгорячённые долгим вкручиванием ноги, носки создавали, хотя и иллюзорную, но всё же защиту ступней от острых граней донных камешков.
Хорошо укатанная левобережная грунтовка быстро привела наших бродяг к следующему селу Рыльское. К этому времени Путник начал понимать, что весь задуманный маршрут по долине Непрядвы до её слияния с Доном и далее вверх по долине Дона до Епифани, пройти сегодня, уже не успеет. Надо где-то сокращать речные петли. Можно было уже сейчас, от Рыльского рвануть по трассе до Красных Буйцов, исключив тем самым изрядный изгиб Непрядвы в восточную сторону, а можно и позже с Красных Буйцов полевыми грунтовками перевалив через водораздел Непрядвы и Дона, сразу спуститься в долину последнего.
С высоты холма, дальнейший путь по долине, практически, не просматривался, береговая грунтовка терялась в прибрежных кустах извилистой Непрядвы, и не было уверенности в том, что эта дорога, в конце концов, приведёт в эти самые Буйцы. Пока Путник неспешно прикидывал возможные варианты дальнейшего пути, проныра Вел уверенно завернул к реке.
«Пожалуй, он прав, рано прощаться с красавицей Непрядвой», - согласился наш первопроходец.
Встреченный степенный старец, поведал скитальцам, что по берегу, дорога идёт далеко, и до Буйцев всего то - пять км, тем самым вселив уверенность в успешном исходе выбранного пути. Не смотря на всё уважение к его сединам, не то что известный штурман Вел, но и деликатный Путник сильно засомневались в названном расстоянии. По генштабовке выходило, по крайней мере, в два раза больше, а, учитывая невероятные загибы Непрядвы…
«Интересно, на каком экспрессе добирался до Буйцев этот седовласый информатор, что ему показались эти пять км», - саркастически хмыкнул дотошный Вел.
Меж тем, как и обещалось, дорога и не думала заканчиваться и шла через череду полузаброшенных заросших огромным бурьяном деревень. В одной из них на пригорке изумлённым путешественникам встретился красивый, только что отстроенный храм, с блестящими на солнце золотыми куполами. Своей кричащей новизной он совсем не вписывался во всеобщее запустение этих ветшающих мест.
«А, прихожан сюда, наверное, будут автобусами завозить», - попробовал догадаться пытливый Путник.
От храма дорога спустилась вниз к мосту. У моста желтела полоска песчаного пляжа, где наш герой, наконец, и погрузился в волшебные воды Непрядвы.
Давно уже минули обещанные тем быстроногим старцем пять километров. Дорога становилась всё более заросшей, пока совсем не затерялась в зарослях колючек очередной лощины, чтобы снова возродиться на другой её стороне.
Выбравшись из лощины, коммивояжеры оказались на пригорке, на котором ватага малолетних огольцов, возглавляемых Великовозрастным Тинэйджером, пытались запустить воздушного змея. Змей, хотя и воздушный, но никак не хотел взлетать в выси. Помогать укротить непокорную зверюгу наши бродяги сочли излишним, авторитет Великовозрастного Тинэйджера, и так висел на волоске, а вот узнать название деревни, крыши которой виднелись под пригорком, было бы полезным.
По лицу Великовозрастного Тинэйджера пробежала волна смятения, и он удивлённо сообщил, что не знает. По растерянной физиономии было видно, что не шутит, и что нежданно для самого себя впервые заинтересовался названием того места, куда его вывезли отдыхать на лето.
Наконец, компаньоны подкатили к посёлку Кичевский, где очередной «Сусанин» с готовностью поведал короткий путь в Красные Буйцы, уже видневшиеся на другой стороне реки. Воодушевлённые компаньоны ринулись в указанном направлении, но очень быстро запутались в немыслимых изворотах Непрядвы. Заросшая деревьями и кустами река закручивалась невероятными спиралями, разобраться в которых можно было, разве, что с высоты птичьего полёта. На каждую излучину вела своя тропинка. На одном из поворотов реки, наши бродяги вышли на берег, как раз, против того места, где Путник купался во время ПВД двухлетней давности, но и это не помогло найти пешеходный мостик. Когда же, совсем отчаявшись выйти на нужную тропинку к мостику, незадачливые скитальцы уже подумывали вернуться назад в Кичевский и в обход по трассе попасть, наконец, в эти Буйцы, мостик нашёлся сам.
Ещё на подходе к Буйцам Путник уловил недвусмысленные сигналы желудка о том, что он давно уже не полон, если не сказать, что пуст. Сигналы эти не остались незамеченными и встревожили и без того тонкую натуру нашего героя, следствием чего и было решение о немедленном перекусе. Вел, хотя и «железный», но всегда с пониманием относящийся к этой слабости своего друга, с готовностью притормозил у сельского магазинчика. Хотелось холодного молока, но на поиски молока из-под коровы в Буйцах, ориентированных, в основном, на дачную жизнь, ушло бы много времени. Поэтому наш страждущий довольствовался литровкой в картоне, которую и распил тут же на брёвнышке около магазина.
В следующей деревне Берёзовке путешественники распростились с красавицей Непрядвой и отвернули на север к Дону. На продолжение пути вдоль Непрядвы уже не оставалось времени.
«Да, не успели…», - с некой долей сожаления заключил Путник, любуясь и стараясь запомнить уходящую вдаль и пока ещё не пройденную зелёную долину живописной Непрядвы.
«Так это же и здорово! Значит обязательно вернёмся и пройдём», - без тени сомнения провозгласил неунывающий Вел и уверенно закрутил в подъём от реки.
Перевалив через водораздельный холм, первопроходцы скатились в деревню Горки, что на Дону. На этом первопроходничество и закончилось. В Горках, прямо из-под высокого берега вытекает чистейший родник, рядом в реке - купальное место и брод. Как и два года назад, Дон здесь очень красиво зарос жёлтыми кувшинками.
По долине Дона до Епифани оставалось уже немного, но встретившиеся на пути заросли вишни, изрядно задержали наших спутников. Сочная вишня была, на редкость, крупной, просто сок с мякотью, и вольно произрастала на заброшенных дачах.
Ну, вот и Епифань с её величественными храмами, видными отовсюду.
Дело шло к вечеру, и в Епифани Путник решил плотно перекусить, с тем, чтобы на выбросе крутить уже без остановок. На выезде из города, как нельзя, кстати, на обочине встретилась банка с белой бумажкой внутри.
«По курсу торговая марка местного производителя. Ну, что тормозим?» - заметил хитрюга Вел.
«Мог бы и не спрашивать», - ответил довольный Путник.
Средних лет Цыганка, как и подобает, в огромной цветастой юбке до пят, за литр молока назначила 27р. Такой точной суммой наш герой не располагал, зато имел целых 30р., на которые и попросил налить вожделенного напитка, рассчитывая на незначительную добавку на лишние 3р. Чем уж там руководствовалась Цыганка, теперь уже так и останется невыясненным, но результатом покупки оказалась целая «полторашка» молока.
«Ну-ну! Смотри не лопни! Как, крутить то будем после этого», - саркастически хмыкнул пересмешник Вел.
Путник и сам засомневался в благополучном исходе предстоящего перекуса, но сало, чеснок без границ и молочко, как то незаметно и без усилий улеглись, там, где и следовало. Насилия над пищеводом не потребовалось. Умеренные физические нагрузки на свежем воздухе делают чудеса.
Пока вершилось это священодейство перекуса, небо полностью затянулось серыми облаками, которые всю последующую дорогу до Люторичей и Донского, только сгущались, темнели и угрожающе нависали.
В Донском наш апологет здорового питания испытал острую потребность вкусить обычного пива. Надо заметить, Путник никогда не был поклонником этого напитка и пользовал его, только исключительно, в целях быстрого пополнения энергией и утоления жажды во время длительных вкручиваний на выбросах с маршрута. В силу сказанного выше, наш герой, естественно, не был и ценителем пива и совершенно не разбирался в его сортах, да, и неинтересно ему это было. Поэтому он спокойненько поглотил пол-литра в подвернувшейся забегаловке на автостанции, к удивлению абсолютно пустой в этот вечерний час.
С Новомосковска друзья поехали по новой трассе на М4 и далее на Шатск. Всю эту дорогу путешественники пытались уехать от догоняющей их огромной тучи, которая всё же настигла их в районе Шварца. Но дождик оказался коротким, слабеньким и приятным после жаркого дня.
А, вот перед Шатском наших бродяг накрыл настоящий ливень, но тоже непродолжительный. Пережидать не стали, не хотелось потом ехать в темноте, так и катили по траве по кромке дороги, стараясь не намотать на колёса размокший грунт.
Финальное, четвёртое по счёту купание, а точнее душ под дождём, удалось на славу!

Эпилог

«И, в конце пути нас ждёт – новая дорога…»

Зудело… А, ничего и не закончилось, и не прошло! Зудёшь, следствием которого и стали эти похождения, лишь немного приутих на время путешествия.
Изведанные и неизведанные просторы по-прежнему манят этих бродяг. Пройденные и не пройденные дороги ожидают этих скитальцев. И не дано им унять этот вечный зудёшь странствий и похождений.
А, значит снова в дорогу, снова в путь!

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Хорошо !

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

путник1956

Спасибо за рассказ.

Кстати, от Епифани до Донского мы у вас висели буквально на хвосте. Я так думаю разница в 5-10 минут была. Жаль не увиделись.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
путник1956

Спасибо за рассказ.

Кстати, от Епифани до Донского мы у вас висели буквально на хвосте. Я так думаю разница в 5-10 минут была. Жаль не увиделись.

Да, было бы интересно поговорить. А, после Руднево навстречу шёл байкер в шлеме и с чёрными штанами на багажнике. Я там уже под горку скорость набрал, только поприветствовали друг друга взмахом руки.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Цитата(Dro1D @ 27.7.2012, 8:53)

путник1956

Спасибо за рассказ.

Кстати, от Епифани до Донского мы у вас висели буквально на хвосте. Я так думаю разница в 5-10 минут была. Жаль не увиделись.

Да, было бы интересно поговорить. А, после Руднево навстречу шёл байкер в шлеме и с чёрными штанами на багажнике. Я там уже под горку скорость набрал, только поприветствовали друг друга взмахом руки.

Ошибочка. Просьба к модераторам удалить это сообщение.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Абалденно.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

супер!

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Создайте аккаунт или войдите для комментирования

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать аккаунт

Зарегистрируйтесь для получения аккаунта. Это просто!


Зарегистрировать аккаунт

Войти

Уже зарегистрированы? Войдите здесь.


Войти сейчас